Общероссийский профессиональный союз работников нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства
Нефтегазстройпрофсоюз России
vk fb ok twitter lj lj lj
Программа преференций Нефтегазстройпрофсоюза России

Эстафета добрых дел

Картинка

картинкаНет ничего дороже мира...
Рассказ участника Великой Отечественной войны Емельянцева Степана Терентьевича.
«Мне довелось шагать по дорогам войны с первых и до последних её дней. В армию я был призван в 1940 году, за год до начала войны. Меня зачислили в полковую школу младших командиров, а весной 1941 года нашу школу перебазировали на Западную Украину, на реку Сан, что находилась в одном километре от границы с Польшей.
Утро 22 июня мои товарищи ждали с нетерпением и готовились к увольнению. Ночью нас разбудил грохот, мы решили, что это гроза и расстроились из-за увольнения. Но это была не гроза…

Через несколько минут в казарму вбежал наш командир и крикнул: «Немцы переправляются через Сан!». Так начался для нас первый день войны. Мне дали 15 патронов под расписку — держать оборону… До 27 июня мы отражали натиск хорошо вооруженных немцев, а потом с тяжелыми изнурительными боями стали отступать через Львов, Проскуров, Винницу, Николаев, Херсон, Каховку.
Когда мы переправлялись через Днепр враг разбомбил переправу, и люди оказались в воде. Я плавал очень хорошо, и продержавшись в воде четыре часа, сумел доплыть до берега. Но тех кому посчастливилось выбраться на землю оказалось всего 12 человек…
Уставали мы так, что засыпали на ходу. Упадешь, и кажется споткнулся о камень, а глянешь под ноги – нет никакого камня.
Во время обороны Ростова меня тяжело ранило. После шести месяцев лечения в Стерлитамакском госпитале направили в Алкино – на пересыльный пункт. Солдаты были голодные, оборванные. Меня зачислили в 33 стрелковую гвардейскую дивизию командиром минометного расчета. Дивизия направлялась под Сталинград. Мы должны были сдерживать натиск армии Манштейна, рвавшегося на помощь окруженной армии Паулюса. Поставленную перед нами задачу выполнили.
Сломив упорнейшее сопротивление врага, наша дивизия первой ворвалась в Севастополь, за что ей было присвоено звание «Севастопольской». С освобождением Севастополя Крым был полностью освобожден от фашистов. Участвовал я также в освобождении Витебска и Полоцка, мерил шагами земли Латвии и Литвы. В одном из боев опять был ранен, меня засыпало землей. Товарищи сочли меня погибшим, и в уже освобожденную Белоруссию моим родителям пришло извещение: «Ваш сын похоронен в братской могиле, недалеко от Шауляя». А я в это время воевал в Восточной Пруссии.
Немцы не зря считали Пруссию районом сплошной, ничем не пробиваемой обороны. Прусские земли приходилось брать метр за метром, камень за камнем. Особенно основательно был укреплен Кёнигсберг. Окружающие его форты вели перекрестный огонь и казалось безумием атаковать эту крепость. Штурм Кёнигсберга продолжался четыре апрельских дня, в течение которых мы понесли большие потери. За взятие Кёнигсберга я был награжден медалью и орденом Красной Звезды.
Наступил май 1945 года. Однажды, когда мы находились в землянке, неожиданно раздались беспорядочные выстрелы. Мы выскочили и увидели странную картину: бойцы палили в воздух из всех видов оружия. Сквозь грохот выстрелов мы услышали долгожданное слово «Победа!» и присоединились к стрелявшим. Вокруг плакали и пели. Война закончилась, но я еще продолжал служить в действующей армии. Домой вернулся в августе 1945 года. Награжден орденами Отечественной войны 1 и 2 степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги». Для нас, переживших эту самую страшную и жестокую из войн, нет ничего дороже мира».


Главный механик УДГ
Бочковой Ю.А.


Вернуться назад

 
-
-
-